Main Forum Photos Memoria

Надя Хилгерс (Кулейкина)

…сегодня вечером, разбирая бумаги, я нашла старую-престарую тетрадку по литературе и нашу с Тайкой переписку (во время уроков, как теперь стыдно…) Из интересного:

«Это — очень хорошая книга, но я ее не люблю,» — типично Тайка (это про книгу Гроссмана «Жизнь и судьба»).

«Нехорошо, что Лев Толстой так пренебрежительно отнесся к Наташе Ростовой в конце романа» — и мое «ыгы».

А ещё мы решили, что князь Болконский — самый нормальный изо всех героев романа — нам же хотелось светлых героев без страха и упрека!

«Лучше всего говорить правду — её легче всего запомнить» — уж не помню, по поводу чего мне Тайка это написала, но хорошо сказано!

И ещё — «зачем пить или на что-то садиться, ведь захмелеть можно и от разговора, и от хорошей книжки».

И это всё в 15-16 лет, когда хочется напиться-обдолбаться-отключиться под забором — просто из любопытства о запредельных состояниях.

Никогда не забуду, как Тайка утешала мою бабушку по телефону, когда какая-то анонимная толкиенистка позвонила и сообщила моей бабушке, что я мешаю жить всем толкиенистам. Бабушка приняла, как всегда, глубоко и расстроилась, а потом случайно позвонила Тайка — уж не помню, что спросить, — и разговорилась с моей бабушкой. Когда я вернулась, уже бабушка смеялась над тем, как её напугала какая-то неуравновешенная детка и сказала — «какая же Тая настоящая».

Мне кажется, что это основное слово, которым можно описать Тайку, — она, искренняя, неподдельная, какая есть, без малейшего намека на то, чтобы выглядеть лучше или чем-то казаться. Она была красавицей — и одновременно мальчишкой-сорванцом, не Таисия, а Тай, как она сама себя называла. И в те дни, когда она надевала «дежурный костюм девочки» — ее же выражение, можно было просто ахнуть! В универе мы пересекались не очень много — вы же жили в отдельном корпусе, но… когда пересекались, то очень долго общались обо всём на свете. Потом она вышла замуж и сказала: «а вот взрослой теткой я не буду!». По-хорошему взрослой она была всё то время, которое я её знала, а вот теткой не стала никогда!